На головну сторінку сайту Спільна Справа ТБ      
СПІЛЬНА
Сайт Спільна Справа ТБ в Запоріжжі
СПРАВА

Ukr

 

Кошик покупця

 

Кабінет покупця

  ГОЛОВНА  
|  ДОВІДКА  
|  КОРИСНІ СТАТТІ  
|  КОНТАКТИ  
|  КНИЖКОВА КРАМНИЦЯ  
 
Вічна пам'ять ГЕРОЯМ, які загинули в боротьбі за вільну і єдину Україну

Список загиблих на Майдані (січень-березень 2014)

 

Памятаємо тих, хто воював та загинув за єдину Украіну

Каталог інтернет трансляцій
Інформаційно-музикальні радіостанціі

Радіо ГОЛОС СВОБОДИ

 

Радіо РАДІОХВИЛЯ

Радіо СПІЛЬНА СПРАВА ТБ

 

Оновлене радіо УГКЦ ВОСКРЕСІННЯ

Глава 1. Стартовая ситуация в грузинском здравоохранении

Глава 1. Стартовая ситуация в грузинском здравоохранении


 

Избавление от советской медицины


 

За последние десятилетия система здравоохранения в Грузии прошла через несколько этапов преобразований. С распадом СССР в 1991 году Грузия стала независимым государством, но, увы, многие из ее проблем все еще уходят корнями в прошлое.


 

До 1991 года здравоохранение Грузии строилось по советской модели всеобщей и бесплатной медицинской помощи. К сожалению, у многих грузин сегодня проявляется необоснованная ностальгия по «старым добрым» советским временам: они считают, что тогда медицинская система щедро финансировалась, обеспечивала всем равную возможность получить бесплатное лечение, а персонал отличала высокая нравственность.


 

Многие годы советская пропаганда трубила о превосходстве «социалистического» здравоохранения и неизбежности его торжества над «капиталистической» медициной. Сегодня более точный анализ медицинской статистики показывает, что стагнация грузинской экономики и проблемы с ее сектором здравоохранения начались задолго до обретения независимости в 1991 году.


 

Поклонники советской системы скажут, что здравоохранение в СССР было одним из главных приоритетов, но в действительности еще до 1991 года оно деградировало и все сильнее страдало от недофинансирования. Долгое время Советский Союз был единственной промышленно развитой страной, где доля валового внутреннего продукта (ВВП), расходуемая на здоровье граждан, падала от года к году.


 

В т.н. «период застоя» при Генеральном секретаре ЦК КПСС Леониде Брежневе в системе здравоохранения возникали все более серьезные проблемы, оказавшиеся в центре внимания во времена Перестройки во второй половине 1980-х. В последние годы существования СССР расходы на здравоохранение составляли всего 3–4% ВВП. Это было вдвое меньше тогдашних средних показателей по странам Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Доля медицинских расходов в госбюджете в 1955–1965 годах снизилась с 9,8% до 6,6%, а в 1978–1986 годах — с 5,2% до 4,3% [1]. После распада СССР новым независимым государствам досталась в наследство система здравоохранения в состоянии хронического раздрая.


 

Из-за постоянного недофинансирования грузинская медицина оказалась в критической ситуации и продолжала деградировать. Хотя больше половины медицинских сооружений были построены до 1940 года, государство направляло средства на строительство новых объектов, а не на модернизацию или хотя бы текущий ремонт существующих. В 1988 году в республике строилось 115 медицинских объектов — большинство из них так до сих пор и не завершены.


 

В предреформенные годы острой проблемой стал также дефицит необходимого медицинского оборудования и неправильное использование людских ресурсов. В грузинском секторе здравоохранения было занято более 120 000 человек. Плотность охвата населения врачами была самой высокой в мире — один доктор на 197 человек. Плохая подготовка медиков, их недостаточная трудовая загрузка, некачественное управление медицинскими учреждениями — все это крайне негативно отражалось на эффективности услуг здравоохранения в Грузии [2].


 

Представления о равенстве в том, что касается здравоохранения, тесно связаны с идеей социальной справедливости, основанной на принципах перераспределения [3]. По советским законам все граждане имели равный доступ к медицинской помощи. На деле же не менее половины медицинских расходов в СССР направлялись на финансирование так называемого Четвертого управления Министерства здравоохранения, занимавшегося исключительно лечением представителей политической элиты, составлявшей менее 1% населения. Остальным 99% приходилось довольствоваться услугами системы, на которую тратилось лишь 1,5–2% ВВП (при том, что совокупные расходы на здравоохранение в последние годы существования социалистической медицины равнялись 3–5% ВВП).


 

Даже в 2001 году ассигнования на медицинские учреждения Министерства внутренних дел Грузии почти втрое превышали расходы на общедоступные клиники. Это ведомство получало средства скопом, в рамках бюджетной статьи — как в СССР. По действовавшим правилам и нормам использовать эти средства можно было на нужды сотрудников министерства и, в некоторых случаях, членов их семей [4].


 

По словам экономиста Юрия Мальцева, государственная бюрократия и функционеры Коммунистической партии поняли, что якобы эгалитарная система здравоохранения СССР не способна эффективно обеспечить медицинскую помощь населению, еще в 1921 году, через три года после национализации здравоохранения Лениным. Поэтому, как и во всех странах с обобществленной медициной, была создана двухуровневая система — один уровень для масс, другой — для чиновников и их прислужников из числа интеллигенции, с намного лучшим качеством услуг. В СССР нередки были случаи, когда рабочие и крестьяне умирали в государственных больницах, а оборудование, способное спасти им жизнь, простаивало без дела в лечебных учреждениях, предназначенных для номенклатуры [5]. Печальная истина заключается в том, что в рамках «эгалитарной» советской системы некоторые пациенты были «равнее других».


 

Коррупция


 

Неэффективная бюрократическая система СССР вкупе с постоянным недофинансированием создавали плодородную почву для коррупции и черного рынка, в том числе и в здравоохранении.


 

Формально медицинские услуги были бесплатны, но их предоставление было обусловлено в действительности развитой системой неформальных платежей, обеспечивавших качественное лечение. Такой подкуп не воспринимался как коррупция, поскольку к нему были одинаково готовы и врачи, и пациенты. По идеологическим причинам зарплаты медиков были ниже, чем у других специалистов, и эта разница компенсировалась неофициальными платежами. В некоторых случаях «вознаграждение» медицинскому персоналу принимало форму различных подарков. Такой черный рынок, изымавший из общедоступного обращения медицинские ресурсы, работал против тех, кто больше всего нуждается в помощи, — против бедняков.


 

К сожалению, в большинстве союзных республик «неформальный рынок» в здравоохранении стал нормой. Так, в Эстонской ССР большинство врачей регулярно получали от пациентов дополнительную плату в виде подарков или наличных [6]. В РСФСР такого рода дополнительные платежи врачам получили название «благодарность». В азиатских республиках коррупция в медицинских учреждениях воспринималась как нечто само собой разумеющееся.


 

На Западе подобные платежи врачам воспринимались бы как взятки за привилегированный доступ к медицинским услугам, однако в рамках советской системы они представляли собой неофициальный механизм оплаты услуг [7].


 

Вместе с тем, незаконные платежи были не единственной формой коррупции. Выделение бюджетных средств на лечение, закупку нового оборудования, найм дополнительного персонала и создание достаточных запасов медикаментов также сопровождалось взятками и подарками.


 

Даже в постсоветской Грузии подобная практика в основном сохранилась и отчасти обрела легитимность.


 

Качество медицинских услуг


 

Бюрократические пороки советской системы здравоохранения не были единственной проблемой. Преобладавший в СССР подход далеко отстоял от идеалов доказательной медицины, принятых на Западе. Диагностические критерии зачастую сильно отличались, а многие применявшиеся методы медикаментозного лечения и физиотерапии были неизвестны на Западе.


 

В целом для лечения в СССР были характерны применение устаревших препаратов, длительность процедур, обилие уколов, низкий порог критериев для помещения больного в стационар или обращения к хирургическим методам. Подобная культура чрезмерной диагностики создавала опасность для здоровья пациентов, усиливала резистентность к лекарствам, оборачивалась повышением медицинских расходов и способствовала хронической нищете советской медицины.


 

С момента отмены Клятвы Гиппократа в самом начале революционных событий 1917 года, советское государство разрушало основы врачебной профессии, подчеркивая, что врач обязан защищать интересы государства, а не отдельного человека. Когда советская империя рухнула, некоторые доктора приветствовали появившуюся возможность перемен. Но, к сожалению, многие другие, особенно те, кто имел санитарно-эпидемиологическую специализацию, испытывали ностальгию по прежним методам, обеспечивавшим эффективный контроль над заболеваниями в ущерб правам человека [8].


 

Влияние на здоровье нации


 

Скудость капиталовложений, низкий моральный дух во врачебной профессии, неэффективность усилий, направленных на улучшение работы здравоохранения, привели к стагнации, а затем и к падению уровня здоровья в последние десятилетия существования СССР.


 

Ситуация со здоровьем населения в стране с середины 1960-х годов неуклонно ухудшалась. По данным за 1990 год средние показатели Грузии были значительно ниже, чем в других странах Европы. Средняя продолжительность жизни равнялась 68,1 годам у мужчин и 75,7 годам для женщин, тогда как в Западной Европе она составляла, соответственно, 71 год и 78 лет.


 

Уровень детской смертности (УДС) за предыдущие 30 лет сократился на 50%, но все равно был вдвое выше, чем в западноевропейских странах. Низкое качество антенатальной и неонатальной помощи приводило к тому, что 30% случаев детской смертности приходилось на первые три дня жизни. Уровень материнской смертности (УМС) по оценкам был в четыре с лишним раза выше, чем в Западной Европе [9].


 

В апреле 1991 года Грузия официально провозгласила независимость. От СССР страна получила здравоохранение, пребывавшее в состоянии хронического профессионального и финансового кризиса. Существующие проблемы сектора здравоохранения усугубились экономическими неурядицами, возникшими после распада Советского Союза.


 

В первые годы независимости в Грузии формально сохранялась «бесплатная» медицина, унаследованная от советской системы. Конечно, после демонтажа плановой экономики бесплатность медицинских услуг была иллюзорной. В результате государственные расходы сокращались, и выделение средств сектору здравоохранения было ограниченным. К концу 1993 года ВВП страны снизился на 78%, экономический кризис привел к резкому сокращению государственных доходов, что не могло не отразиться на ассигнованиях на здравоохранение: они упали до 0,8 доллара США на душу населения в год [10]. Бюджетные доходы больше не позволяли поддерживать крайне неэффективную государственную медицину.


 

В первые годы независимости медицинские услуги формально финансировались из общих доходов бюджета. К сожалению, экономика страны находилась в состоянии полного коллапса, что оборачивалось хроническим недофинансированием сектора здравоохранения. Из-за перебоев с подачей электроэнергии медицинские учреждения надолго оставались без света, воды и тепла. Зарплаты, которые государство платило медикам, были чисто символическими — их годовой доход не дотягивал даже до месячного прожиточного минимума в Грузии. Главным источником финансирования сектора здравоохранения стали частные средства. Пациентам приходилось оплачивать полную стоимость многих услуг. По данным из разных источников в Грузии 66

 
Copyright © 2013
Останнє оновлення сайту: 14-02-2018 09:00